Аврора
Александр Анатольевич
Александр Домогаров
Александр Пряников
Александр Ревва
Алика Смехова
Анастасия Заворотнюк
Андрей Малахов
Антон Комолов
Антон Привольнов
Анфиса Чехова
Арчи
Борис Смолкин
Валдис Пельш
Гарик Мартиросян
Гарик Харламов
Дана Борисова
Дмитрий Нагиев
Дмитрий Назаров
Дмитрий Суховей
Дмитрий Харатьян
Екатерина Стриженова
Елена Ищеева
Елена Перова
Заза Наполи
Иван Ургант
Игорь Верник
Илона Броневицкая
Ирена Понарошку
Ксения Бородина
Ксения Собчак
Лариса Вербицкая
Леонид Якубович
Лера Кудрявцева
Липа
Лолита Милявская
Макс Данилов
Михаил Борисов
Михаил Галустян
Михаил Гребенщиков
Михаил Шац
Николай Фоменко
Оксана Федорова
Оскар Кучера
Отар Кушанашвили
Павел Воля
Сергей Зверев
Сергей Минаев
Сергей Светлаков
Татьяна Лазарева
Тимур Родригез
Тина Канделаки
Тутта Ларсен
Эвелина Бледанс
Юрий Аскаров
Яна Чурикова

Яна Чурикова

Яна Чурикова

Ведущая на праздник - Яна Чурикова
контакты:
тел. (495) 229-35-32
e-mail:

-
Проведение мероприятий -

* * *

Яна Чурикова в свои 25 успела поработать корреспондентом во «Времечке», продюсером, режиссером и ведущей «12 злобных зрителей» на МТV, засветиться в «Добром утре» на Первом… Но настоящая популярность пришла к ней, когда она стала ведущей «Фабрики звезд».

Каким было твое детство?

Яна Чурикова:
— Оно прошло в Венгрии — папу после института отправили туда служить, и он взял с собой всю семью. Это было лучшее детство, которое можно вообразить. Как у Тома Сойера и Гекельберри Финна, включая дохлых котов. Декорации, на фоне которых я росла, были богатейшие — гарнизон, аэродром, окопы, доты времен второй мировой. Мы искали гильзы и патроны, наблюдали за самолетами и вертолетами. Лазали к радару. Нас гоняли, а мы все равно лазали, потому что там росла ежевика размером с яблоко. Городок назывался Техель. Четыре года назад я побывала там еще раз. Приехала и разревелась. Аэродром в руинах, на взлетной полосе трава растет, а в наших домах живут венгры. Ничего от моего детства не осталось.

Кем тогда мечтала стать?

Яна Чурикова:
— Сначала нравились зубные врачи, потому что они в белых халатах ходят и все их боятся. Потом — палеоботаники. В восемь лет я прочитала в книжке, что есть такая наука про древние растения. Потом бабушка и дедушка взяли меня в будапештскую оперу, где я впервые столкнулась с понятием «дресс-код». Простые зрители выглядели как боги сцены — дамы в сногсшибательных вечерних нарядах и мужчины в смокингах! Мне объяснили — так принято. Разумеется, после этого похода я сильно увлеклась оперным искусством.

Когда вернулись в Москву?

Яна Чурикова:
— Когда наши войска стали выводить из Венгрии. В Москве тогда было туго. В девяностом году город был темным, страшным, серым, и по нему ходили злые люди. Во дворе я ни с кем не дружила. А вот настоящие друзья у меня появились в газете «Глагол», куда я пришла работать журналистом в 13 лет. Детям доверили целую газету! Помню это восторженное: а давайте придумывать заголовок! Понятно, что после школы я подалась на журфак МГУ. Попробовала сдать экзамен на телевизионное отделение — и провалилась. Не мудрено. Вы бы меня тогда видели! Очки и забранные назад волосы — девочка-ботаничка. Пришлось пойти на газетное. По счастью, я оставила комиссии кассету с капустником со своего школьного выпускного. Безумно смешную. Я там солировала. Они ее посмотрели и перезвонили: сейчас мы тебя не берем, но через полгода приходи. Я сдала первую сессию и перевелась.

Как на телевидение попала?

Яна Чурикова:
— Были выборы 96-го года. Нас, молодых журналистов из «Глагола», позвали на передачу «Мы», которую вел Познер. Справа сидели какие-то воинствующие коммунисты, слева — «яблочники». Коммунисты несли настолько вопиющий бред, что я не выдержала, встала и в отведенную мне минуту чего-то сказала. После записи мы потянулись гуськом из студии. На выходе стоит Кира Александровна Прошутинская и говорит: вот ты, мальчик, ты, девочка, ну и ты тоже — приходите к нам на АТВ на практику.

Так я попала в программу «Времечко», руководителем которой в то время был Лев Юрьевич Новоженов. Нас очень долго в эфир не выпускали, мотивируя тем, что у нас детские голоса. Я понимала, что нам не хватает опыта, чтобы осмысленно рассуждать об отсутствии горячей воды в доме, где живут бабушки. Мой первый сюжет вышел в эфир месяца через три, когда я успела потерять всякую надежду. Это был репортаж о редкой профессии — оператор палочковзбивательной машины, — которую сама же и освоила на хладокомбинате. Это потрясающе красиво — крутится барабан с ячейками, по которым разлито мороженое, стоит человек в белом халате и — тык-тык-тык, — проворно втыкает в ячейки палочки… Мороженого наелась на всю жизнь.

Я слышала, ты пишешь диссертацию на тему «Влияние телевидения на процесс социализации в молодежной аудитории»?

Яна Чурикова:
— Все уже об этом слышали, а я все никак не выйду на защиту. Если мой научный руководитель увидит очередное интервью, где я говорю о своей диссертации, думаю, он меня просто убьет.

Правда, что ты пела в группе под названием «Сказки для взрослых»?

Яна Чурикова:
— Просто когда-то мне очень хотелось петь. А моим коллегам из «Глагола» — играть на музыкальных инструментах. Мы сколотили банду. Даже по клубам выступали и деньги зарабатывали! По моим ощущениям, музыка, которую мы играли, была похожа на смерть рок-н-ролла. Это был «Квартал» плюс «Пинк Флойд», плюс Борис Борисович Гребенщиков. В общем, сильно. Месяцев восемь просуществовали, а потом после, мягко говоря, не очень удачного концерта я ребятам сгоряча заявила, что они не умеют играть, а они в ответ мне сказали: да ты сама петь не умеешь!

Когда с Инной Чуриковой сравнивать начали?

Яна Чурикова:
— Да как с детства начали, так до сих пор и продолжают. Когда узнавали мою фамилию, говорили: привет маме Инне! Ну и что, теперь каждому объяснять, что мою маму зовут Елена Вадимовна! А ведь я паспорт показать могу, я же не «закашиваю», я настоящая Чурикова! Один раз мы с Инной Михайловной встретились, поговорили… Счастлива, что у нее хватило величия отнестись к проблеме с пониманием. Постепенно мы, наверное, обе привыкли. Я слышала, что существует много вариантов решения проблемы наших родственных отношений. Вот вам свежий: оказывается, я — жена сына Инны Чуриковой Вани Панфилова. Интересно, каким образом при таком раскладе я получила фамилию свекрови?

Ты правда куришь сигары?

Яна Чурикова:
— Да. Как-то пыталась бросить курить и подумала: если выкурю одну большую толстую сигару, то мне расхочется курить навсегда. С тех пор сигары — одна из самых больших моих расходных статей. Люблю еще с трубочкой посидеть, как Шерлок Холмс…

Хобби есть?

Яна Чурикова:
— Раньше увлекалась растениеводством. Моя бабушка утверждает, что у меня легкая рука. Мол, стоит мне сунуть в землю палец — все растет, как на дрожжах. Даже безнадежное растение поднимется, если я приложу к этому руку. Как только начинался посадочный сезон, бабушка звонила: Яна, ко мне. Я приезжала, втыкала семечки, урожай был — во! Да и комнатные растения тоже, но «Фабрика» сгубила все зеленое, что было у меня в доме. Растения, как и люди, чахнут без внимания.

Читать любишь?

Яна Чурикова:
— Очень. Сейчас читаю монографию по суфизму. Голову можно сломать, но чертовски интересно.

А поесть?

Яна Чурикова:
— Еда… Это дело! Был, правда, период, когда я пыталась разными диетами доводить себя до полного истощения. Чуть не умерла. Меня шатало, я была похожа на узника Освенцима, мама плакала…

А мой любимый напиток — вода. Вино не так прекрасно, как вода. Особенно во время или после тренировки. Литр — одним глотком!

«Комсомольская правда», Автор: Наталья Волошина


На страницу Яны Чуриковой...

Интервью №1 Яны Чуриковой...

Интервью №2 Яны Чуриковой...

Фото Яны Чуриковой...

* * *