Аврора
Александр Анатольевич
Александр Домогаров
Александр Пряников
Александр Ревва
Алика Смехова
Анастасия Заворотнюк
Андрей Малахов
Антон Комолов
Антон Привольнов
Анфиса Чехова
Арчи
Борис Смолкин
Валдис Пельш
Гарик Мартиросян
Гарик Харламов
Дана Борисова
Дмитрий Нагиев
Дмитрий Назаров
Дмитрий Суховей
Дмитрий Харатьян
Екатерина Стриженова
Елена Ищеева
Елена Перова
Заза Наполи
Иван Ургант
Игорь Верник
Илона Броневицкая
Ирена Понарошку
Ксения Бородина
Ксения Собчак
Лариса Вербицкая
Леонид Якубович
Лера Кудрявцева
Липа
Лолита Милявская
Макс Данилов
Михаил Борисов
Михаил Галустян
Михаил Гребенщиков
Михаил Шац
Николай Фоменко
Оксана Федорова
Оскар Кучера
Отар Кушанашвили
Павел Воля
Сергей Зверев
Сергей Минаев
Сергей Светлаков
Татьяна Лазарева
Тимур Родригез
Тина Канделаки
Тутта Ларсен
Эвелина Бледанс
Юрий Аскаров
Яна Чурикова

Ирена Понарошку

Ирэна Понарошку

Ведущая на праздник - Ирена Понарошку
контакты:
тел. (495) 229-35-32
e-mail:

-
Проведение мероприятий -

* * *

Конечно, сложно в одном интервью полностью раскрыть образ яркой, осведомленной и небанальной красавицы, журналистки и виджея MTV Ирены Понарошку.

Но кое-что о падающих мужских телах, недорогой обуви, новом способе вождения и своей сексуальной жизни она нам поведала.

Ты пришла на интервью одетая совсем не в стиле MTV: водолазка, длинная юбка…

Ирена Понарошку:
— Я бы не стала как-то определять свой стиль, на самом деле это просто моя любимая одежда. С недавнего времени мне нравятся достаточно закрытые вещи. Мой любимый верх — водолазка, любимый низ — юбка чуть ниже колена, сапоги, туфли. И я всегда очень осторожна в выборе украшений, у меня их минимум, то есть я не могу надеть на себя много браслетов, несколько ниток бус, кольца и т.д.

Обуви у тебя много?

Ирена Понарошку:
— Очень много туфель, чуть меньше сапог и очень много различных шлепанцев, босоножек на лето. Обожаю летнюю обувь. Ходить по сухому асфальту на каблуках — отличное занятие!

Самая дорогая пара?

Ирена Понарошку:
— Думаю, тысяч 20 сапоги какие-нибудь стоить могли! Но я часто покупаю обувь в совсем недорогих магазинах. Мои подружки, которые скептически относятся к обуви ценой до трех тысяч рублей, потом спрашивают, где я отхватила такие прекрасные балетки. Когда выясняется, что цена балеткам 500 рублей, все кусают локти, потому что можно купить туфли D&G первой линии за 20 000, а можно купить похожие за 500 рублей. А для мужчин так это вообще будет иметь минимальное значение! Мужчины в основном, если это не метросексуалы и не геи, оценивают образ женщины в целом, а не стоимость каждой вещи по отдельности. Но все-таки сумки и обувь — это вещи, которые лучше покупать у хороших дизайнеров, качественные. Потому что на сумках и обуви всегда видны кривые швы, дешевая фурнитура… Кстати, мои сумки со временем стали больше. Когда-то я спокойно обходилась без ежедневника, теперь он и ручка всегда со мной. Постоянно записываю какие-то дела либо наметки для текстов, шуточки, которые хочется вставить в программу.

Ты можешь притормозить у обочины только ради того, чтобы сделать запись?

Ирена Понарошку:
— Да, так бывает, а еще я давно уже освоила способ вождения машины с помощью коленок! Я просто зажимаю ими руль и записываю что-нибудь в блокнот. И мужчин, едущих рядом, это сильно возмущает: когда обе руки свободны и что-то делают — маникюр, например, а руль при этом болтается, как им кажется. Мужчины на дорогах при виде такой картины хмурятся и недовольно цокают языками. Тем не менее я практически безаварийный водитель и ответственно подхожу к вождению автомобиля. Я вообще ярый автомобилист и считаю, что сейчас машина — обязательный атрибут женщины. Без нее я бы гораздо меньше успевала.

И все же об одежде. Неужели ты обходишься без джинсов?

Ирена Понарошку:
— Всего каких-то два года назад у меня был полностью хип-хоп-гардероб. И кеды в огромном количестве, и штаны широкие, и толстовки, и аляска-куртка, и трусы мужские на широких резинках. Даже ходила, помню, слегка вприпрыжку. Просто я встречалась с молодым человеком, который был в самом центре русской хип-хоп- и R'n'B-тусовки, и в тот период я очень глубоко во всем этом разобралась, поездила по фестивалям. Но сейчас не слушаю эту музыку вообще. Я начала душить в себе мужчину и будить женщину.

Это почему же?

Ирена Понарошку:
— Образ «своего парня» мне немножко поднадоел. Я часто засматриваюсь на девушек, от которых исходит такая прекрасная женская энергия, от которых млеют мужчины. Я такой никогда не была. С детства я не отличалась красотой, была немного угловатой, мальчикам не особо нравилась. И поэтому, для того чтобы затесаться в мужскую среду, придумала себе такую фишку: я буду разделять их увлечения, буду разбираться в машинах, футболе, буду громко смеяться, как они, и везде с ними тусоваться. И такая позиция имела успех: я уже пять лет общаюсь в большой мужской компании, где всем мальчикам около 30 лет, а девочек почти нет. Они появляются и исчезают, а я вот прижилась.

Но…

Ирена Понарошку:
— Сейчас я предпочитаю вливаться в мужские компании уже в другом образе. Я недавно посмотрела на свои фото и поняла, что у меня в лице появились черты почти гермафродита. То есть верхняя часть лица у меня женская — глаза выразительные, я это с радостью готова признать. Но при этом у меня острый нос, жесткие губы, сложенные крепко, рот такой волевой, как у бойца спецназа, артикуляция агрессивная, напористая. Это пугает зачастую мужчин. Им не солдафон нужен, а принцесса. И решила, что пора себя менять. Вот сейчас я учусь и подарки принимать от мужчин без ощущения, что взамен я что-то им должна. Это неправильное ощущение! Мы, женщины, должны просто подарить за это красивую улыбку, добрые слова, свое внимание и свое тепло! А еще учусь принимать от мужчин то же самое тепло. И в сексе тоже. Важно не думать о том, сколько ему стоило усилий или что он бедный устал после работы, поэтому надо его пожалеть. Нет, нисколько! Надо получать удовольствие самой, и тогда это мужчине тоже доставит радость.

Костюм из латекса, в котором ты «Клинику» вела, удобный?

Ирена Понарошку:
— Латекс очень интересной штукой оказался! В первую очередь меня очень впечатлил визуальный эффект: надев его, выглядишь, как будто тебя действительно облили резиной, настолько он обтягивает тебя и идеально сидит. Плюс еще подтягивает тело, естественно, и все твои округлости, все твои впадинки хорошо видны. Мужчины просто сходят с ума! То есть каждый раз, когда я прохожу по офису MTV в латексе, я слышу охи, вздохи, ахи. Слышу, как позади меня падают на пол шариковые ручки и мужские тела. Но в жизни латекс носить тяжело, латексная юбка, например, сковывает движения, и ты ходишь, как японская гейша, маленькими шажками. И тут уж ничего не сделаешь, потому что сопротивляться давлению практически невозможно.

На экране ты этакий циник в юбке… То есть в латексе. Этот образ сам собой сложился?

Ирена Понарошку:
— Ну да, я циник, сатирик по жизни. То есть я ко всему отношусь с сарказмом и иронией, потому что ко многим вещам в шоу-бизнесе и вообще в нашей жизни серьезно относиться страшно! Серьезные люди меня пугают, с ними тяжело общаться. Самокритика и умение посмеяться над собой очень важны.

Может быть, тебе просто грустно очень? Цинизм часто от этого появляется.

Ирена Понарошку:
— Во мне есть, наверное, некая неудовлетворенность, возможно, собой, своей ролью в этом мире. Потому что я никак не могу придумать, зачем все-таки живу и зачем все это делаю. Пока что, если честно, я двигаюсь на ощупь, определенной цели ни в жизни, ни в работе нет.

Часто во время интервью с разными звездами-мужчинами (в том числе и западными) видно, как они с тобой заигрывают. У тебя было хоть раз продолжение отношений после эфира?

Ирена Понарошку:
— Все то, что происходит в кадре, заканчивается, как только выключается камера! Известным людям необходима игра на публику, это элементы пиара, маркетинга, часть работы в шоу-бизнесе. Они все время играют, они в образе. Сегодня он соблазнитель, завтра он Евгений Онегин, нигилист, Печорин, рок-идол, послезавтра он опустившийся маргинальный тип. И что от него ждать, непонятно. И чаще всего выясняется, что он с тобой сейчас кокетничает, читает тебе стихи и говорит: «Ах, ваша родинка меня с ума свела», а потом едет домой к жене, детям. У меня никогда не было отношений с теми, кого я интервьюировала. А вот дружба завязывалась. Только что была в гостях у группы «Динамит». С Ильей Зудиным прямо с программы поехали на вечеринку и прокуролесили до 6 утра. Были в гостях, пили вино, шутили, смеялись, рассказывали бесконечные байки. Такое возможно. А чтобы какой-то Джаред Лето после интервью пригласил меня на романтическое свидание и это закончилось бы бурным сексом в португальской гостинице, такого пока у меня не было.

— Роль виджея для тебя не тесна?

Ирена Понарошку:
— Могу сказать, что эту работу я более или менее освоила. В эфире я замечаю, как плавно и свободно льется мысль, а иногда даже сразу несколько параллельных мыслей, я умею вовремя подобрать нужные слова, и мне это нравится. Вот искусство интервью для меня еще не до конца понятно.

Ты приходишь в студию, становишься перед камерой и начинаешь говорить со зрителем, но на деле — тихо сам с собою… Почти мастурбация получается.

Ирена Понарошку:
— Ну да, во всяком случае, когда у меня долго нет секса, то в работе как-то на удивление все хорошо идет — тексты легкие и остроумные и слова в эфире вертятся на языке. Очень зажигательные получаются эфиры. А как только в личную жизнь приходит феерический секс, на работе наступает вялотекущая пора, все как-то средненько и еле-еле. Вот три последние месяца, например, у меня отличные эфиры!

Расскажи, как ты попала на МТV.

Ирена Понарошку:
— Меня пригласили на прямой эфир программы, в которой до этого я работала кастинг-редактором. Просто однажды подошли и предложили: «А давай ты будешь ведущей». И через неделю после этого разговора у меня вдруг случается прямой эфир. И было, конечно, дико страшно, ладони покрылись холодным потом настолько, что микрофон просто выскальзывал из рук. Тело было совершенно каменное от напряжения — от кончиков пальцев до кончиков волос на голове, я была одной сплошь напряженной мышцей! И как-то все прошло, я даже полюбила прямой эфир, люблю его сейчас больше, чем запись.

Только ты знаешь, чем они по ощущениям отличаются.

Ирена Понарошку:
— В прямом эфире есть драйв, кайф, есть ощущение того, что ты живешь в данный момент и эта твоя жизнь очень концентрированная. Час нашего обычного будничного дня мы проживаем, совершенно не заметив этот час, жизнь бежит, и часы пролетают. А час прямого эфира — ты прямо его ощущаешь: следишь за тем, как ты двигаешься, что ты говоришь, и у тебя мыслей в два раза больше в голове, и получается такое очень насыщенное, плотное существование. И это круто, мне нравится.

Но нервно.

Ирена Понарошку:
— Ну нервная работа, да. И если неудачный эфир, то невозможно заснуть, потому что терзаешь себя, коришь за фиаско, проклинаешь свою бесталанность и так далее. А если удачный эфир, то тоже не спишь всю ночь и думаешь: «Как же здорово! Я самая крутая в мире телеведущая! У меня завтра рейтинг будет, как у чемпионата мира по футболу в Италии!» Работа очень эмоциональная и совсем несложная физически, кроме того, что стоять иногда на каблуках на мероприятии тяжело. Но она настолько истощает тебя эмоционально, после какой-то акции или фестиваля едешь домой и у тебя в голове действительно пустота и такой гулкий звон в ушах. Но это очень приятное, мое любимое состояние. Оно означает, что было что-то большое, грандиозное и оно закончилось.

У тебя были романы на работе?

Ирена Понарошку:
— У меня давно был роман на MTV с одним из сотрудников телеканала. Мы до сих пор не разговариваем — вот уже года три. Даже не здороваемся! Очень некомфортно, кстати. Никому не советую заводить служебные романы. Я думаю, дружбу и службу надо все-таки разделять, иначе не будет ни того ни другого. C коллегами надо быть особенно чуткой, изворачиваться, балансировать на этой грани симпатии и профессионального уважения. Потому что отношения в коллективе еще более сложные, чем дружеские.

Он был твоим начальником?

Ирена Понарошку:
— Он был старше меня по должности, но работал в другой программе, поэтому мы профессионально не пересекались. Просто была командировка, Сочи, ночь, шум прибоя, красное вино, и мне было 18 лет. Сейчас, повторяю, осталась только легкая неловкость.

Планы выйти замуж есть?

Ирена Понарошку:
— Пока нет, и детей пока не хочется даже. И вроде бы есть такое мнение, что надо родить до 25, до 30, но я так не думаю. Думаю, что рожать буду тогда, когда сильно захочу ребенка. Я подожду момента, когда мое желание окончательно созреет и будет осознанным. Меня очень вдохновляет пример моей подруги Тутты Ларсен. Сейчас она очень зрелый человек и может дать своему ребенку максимум, готова уделять ему много времени — гораздо больше, чем если бы она родила его в 25. Она сейчас настолько увлечена своим материнством и настолько искренне говорит, что она счастлива при виде ребенка, что я хочу дождаться тоже вот такой зрелости. Когда ребенок будет приносить не проблемы и раздражение, а именно счастье, радость, когда на какой-то период времени он станет целью моего существования.

Интересно, ты смотрела порно?

Ирена Понарошку:
— Да, конечно! Смотрела! У меня дома есть коллекция, и на мой последний день рождения молодой человек подарил целую коробку с фильмами для взрослых. Правда, половина была отбракована, потому что была исключительно лесбийского содержания, а меня это не интересует, к сожалению или к счастью. Поэтому эта половина была раздарена мальчикам.

Неужели вечером садишься на диван с бутербродом и смотришь?

Ирена Понарошку:
— Хм… Ну кто-то же смотрит мою программу! А, например, Познер сказал бы этим людям: «Ну что вот вы сидите и смотрите программу Понарошку — это гадость!» Кстати, например, Энтони Хиддис, солист Red Hot Chilli Peppers, сейчас лечится от порнозависимости, на полном серьезе проходит курс реабилитации в какой-то клинике, потому что не может пройти мимо любых носителей — это сжирает у него кучу свободного времени. Так что бывают и крайние случаи… Ну я не из крайних случаев, конечно. Я любитель.

Родители смотрят твои программы?

Ирена Понарошку:
— Мои родители вообще недолюбливают мою работу на ТВ, поэтому они не очень в курсе того, чем я занимаюсь. Хотя то, что я пишу, им нравится, они говорят, что лучше бы я развивалась в этом направлении. Моя колонка в журнале и меня радует: ночь, когда ее пишу, я тоже проживаю очень эмоционально. Мне нравится писать и подбирать какие-то интересные словесные обороты, искать факты в Интернете. Но я думаю, что когда-то буду вести такие программы, которые будут смотреть даже мои родители. И со временем я научусь нести доброе и светлое в этот мир и, может быть, спасу несколько заблудших душ.

Журнал «Cosmopolitan», Автор: Ирина Виноградова
 

На страницу Ирены Понарошку...

Интервью №1 Ирены Понарошку...

Интервью №2 Ирены Понарошку...

Фото Ирены Понарошку...

* * *