Аврора
Александр Анатольевич
Александр Домогаров
Александр Пряников
Александр Ревва
Алика Смехова
Анастасия Заворотнюк
Андрей Малахов
Антон Комолов
Антон Привольнов
Анфиса Чехова
Арчи
Борис Смолкин
Валдис Пельш
Гарик Мартиросян
Гарик Харламов
Дана Борисова
Дмитрий Нагиев
Дмитрий Назаров
Дмитрий Суховей
Дмитрий Харатьян
Екатерина Стриженова
Елена Ищеева
Елена Перова
Заза Наполи
Иван Ургант
Игорь Верник
Илона Броневицкая
Ирена Понарошку
Ксения Бородина
Ксения Собчак
Лариса Вербицкая
Леонид Якубович
Лера Кудрявцева
Липа
Лолита Милявская
Макс Данилов
Михаил Борисов
Михаил Галустян
Михаил Гребенщиков
Михаил Шац
Николай Фоменко
Оксана Федорова
Оскар Кучера
Отар Кушанашвили
Павел Воля
Сергей Зверев
Сергей Минаев
Сергей Светлаков
Татьяна Лазарева
Тимур Родригез
Тина Канделаки
Тутта Ларсен
Эвелина Бледанс
Юрий Аскаров
Яна Чурикова

Борис Смолкин


Борис Смолкин

Ведущий на праздник
Борис Смолкин
Участие в рекламных акциях
контакты:
тел. (495) 229-35-32
e-mail:

-
Проведение мероприятий -

* * *

Я не верю в мужественность мужчин маленького роста. Но жизнь постоянно подкидывает нам опровержения всех наших самых — самых твердых убеждений. Вот и на этот раз, оказавшись на съемочной площадке сериала «Моя прекрасная няня» первым делом я заметила Константина. Роста невысокого, но сколько мужества и благородства! Режиссер дает команду «Стоп! Снято!», а значит, есть время для разговора.

У вас серо-зеленые глаза с карими крапинками. Говорят, что такие люди просто обречены быть счастливыми. Вы согласны?

Борис Смолкин:
— Как человек, который любит математику, я пойду от противного. Я не несчастный. А цвет мне от родителей достался: у отца были карие, а у мамы серые.

Не лукавьте! Вы счастливы в семейной жизни!

Борис Смолкин:
— Сейчас — да!

Расскажите свою лав стори...

Борис Смолкин:
— Чистой воды служебный роман. В день 50-летия решил: «Смирись, твоей половинки, наверное, нет на свете». Однако... Концертмейстером в Театре Музыкальной Комедии работала выпускница Санкт-Петербургской консерватории. Светлана приглянулась мне, но разница в 23 года и наличие мужа мешали мне начать за ней ухаживать. Но девушка так явно краснела и смущалась при встречах, что я решился пригласить ее на премьеру в соседний театр. Потом было первое свидание в ресторанчике и после тайм-аут на полтора месяца. В начале мая состоялось второе свидание. За 12-часовую прогулку я успел произвести впечатление на Светлану: пел ей романсы прямо на улице, сыпал цитатами, упражнялся в остроумии. Так началась новая жизнь. Летом Света развелась с мужем, а в сентябре переехала ко мне. Через год, за месяц до рождения сына Глеба, мы расписались.

Ваш герой в сериале «Моя прекрасная няня» домовитый, начитанный, ироничный, готовить умеет. Вы по жизни такой или учитесь в процессе?

Борис Смолкин:
— Вы наблюдательны, но самого главного не увидели: я же ничего не делаю в кадре. (расслабленно — прим. автора). Все делают реквизиторы. Но так ловко двигаться с подносом и умело сервировать стол.... Так это не первая роль прислуги в моей жизни: Труффальдино, Расплюев в Театре Музыкальной Комедии, в спектаклях «Продавец птиц», «Ганна Гловари». Даже была программа «Слуга на все времена», где я читал монологи слуг из классических литературных произведений. Когда-то давно все началось с роли бармена. Я специально ходил учиться в самую европейскую из питерских гостиниц, где брал уроки у профессионалов.

Вот и первое разочарование! То есть дома все на плечи жены и домохозяйки ложится?

Борис Смолкин:
— Я умею все! А домохозяйки у нас и вовсе нет.

Значит, Вы мастер на все руки. Есть нечто из предметов, с чем вы себя ассоциируете?

Борис Смолкин:
— (задумывается — прим. автора) Я, наверно, кресло — качалка. Люблю я их очень. Можно просто развалиться, а можно сидеть и покачиваться.

Любителем экстрима Вас не назовешь!

Борис Смолкин:
— Это точно не про меня. Я занимался в юности плаванием, фехтованием, шахматами и настольным теннисом, но в этом нет ничего экстремального.

Но сейчас, снимаясь в Москве, но имя ПМЖ в Питере, Вы в отрыве от семьи. Семья сюда приезжает?

Борис Смолкин:
— Светлана с Глебом недавно приезжали ко мне, но всего на два дня. Побегали по городу, успели посмотреть только кусочек Москвы. Хорошо, водитель Сережи Жигунова отвез их на Красную площадь, в зоопарк.

Что ж получается: одно свидание в год!

Борис Смолкин:
— Нет, конечно! Как минимум два раза в месяц я езжу домой. Семью навещаю, играю спектакли в Санкт-Петербургском Театре музыкальной комедии, снимаюсь.

Наверно, встречают вас дома со всеми почестями и фанфарами!

Борис Смолкин:
— Если мирное сопение можно принять за торжественный марш, то да. Когда я прихожу домой, моя семья еще спит. А встречает меня бесконечный ремонт, который перманентно продолжается с момента покупки нами новой квартиры. Но, слава Богу, сейчас Светлана сама сражается с рабочими и прорабами.

И вы тоже подключаетесь к...

Борис Смолкин:
— ... исполнению намеченных дел. А вот когда сделаны важные дела, мы обязательно идем гулять по городу и обедаем в какой-нибудь из наших любимых ресторанчиков.

Какую кухню предпочитаете?

Борис Смолкин:
— Я люблю мясо! Просто мясо и побольше (произнесено почти кровожадно — прим. автора)

Вы сами готовите?

Борис Смолкин:
— Это же сложно! Пусть это делают повара-профессионалы. Я же могу в ресторан или кафе сходить.

Вас узнают соседи, люди на улицах автографы просят?

Борис Смолкин:
— Дети меня встречают, здороваются. Соседи по мере выхода серий тоже здороваться стали. Хотя я с ними здоровался с самого начала, как приехал (лукаво улыбается — прим. автора).

Ни с кем не путают?

Борис Смолкин:
— Первое время бывало такое: останавливаются какие-то нимфетки и говорят: «Ой, это вы?!» Я не нахожу ничего лучше, чем сказать: «Да, это я!». А остальные уже знают, что я и есть Константин, дворецкий Шаталина.

Вы питерский житель, можете сравнить две столицы?

Борис Смолкин:
— Архитектура Ленинграда, Петербурга для меня понятней и милее. Но и Москву я повидал всякую! В ней есть своя особая прелесть, которой, правда, остается все меньше и меньше. Хотя и Петербург уже уродуют, так что москвичам можно не волноваться. Единственное, что касается прохудившихся кранов и прочих бытовых неурядиц, в вашем городе с ними справиться проще, чем в Питере.

Судя по всему, Вам есть, с чем сравнивать. Первое впечатление от Москвы помните?

Борис Смолкин:
— Знакомство состоялось в 1958 году. Моего отца с группой архитекторов и художников пригласили оформлять ВДНХ. Это была моя первая самостоятельная поездка. Мама посадила меня в купе «Красной стрелы», а коллеги отца опекали всю дорогу. Отец же встречал на вокзале. Время были хрущевское, и главный упор делался на павильон кукурузы. Наши художники издевались над всем этим и, не недолго думая, поставили перед павильоном макет початка кукурузы метров 25 высотой, вмонтировали туда лампочки, и он сиял, как елка. Приехал Никита Сергеевич и чуть не плакал от восторга. Вот такие воспоминания.

Сейчас Вы живете и работаете в районе Волгоградского проспекта. Далеко не самое живописное местечко...

Борис Смолкин:
— Согласен. Но для меня сейчас главное не пейзаж, а близость к месту работы! Да и магазины все есть.

Погулять по городу времени хватает?

Борис Смолкин:
— Очень редко выбираюсь в центр, да и то по делам. Бываю регулярно в доме актера, на Новом Арбате. Там студия «Эхо Москвы», где мы записываем еженедельную программу.

У Вас двое сыновей (Глебу, младшему сыну, 5 лет; старшему, Владимиру, 30 лет, он работает театральным продюсером). Есть секрет воспитания?

Борис Смолкин:
— Если бы меня про конкретного сына спросил конкретный отец, я может, чего бы и сказал, но так как вы посредник между всеми отцами и мной, то ... затрудняюсь... Детей надо любить, не забывать о них!

А как же строгость?

Борис Смолкин:
— Это глупость.

Чем Вы занимаетесь в свободное время?

Борис Смолкин:
— Читаю. Люблю научную литературу. С молодости у меня осталось восхищение достижениями науки. Я окончил физико-математическую школу, и многие мои друзья стали известными учеными. Как знать, может, я стал бы математиком, если бы Илья Резник не уговорил меня поступать в театральный.

Как ученый ученому скажите, что, на Ваш взгляд, самое ценное изобрели в XX веке?

Борис Смолкин:
— Пенициллин.

А как же кинематограф?

Борис Смолкин:
— Без кинематографа человечество развивалось бы и дальше.

Самое гадкое в человеке что?

Борис Смолкин:
— Жлобство. Я подразумеваю под ним хамство, бескультурье. Не приемлю это, хотя вижу ежедневно.

А приятное?

Борис Смолкин:
— Чувство юмора.

Тогда с вас анекдот.

Борис Смолкин:
— Не люблю я это дело... (на полминуты задумывается, лукаво смотрит на меня и вполне серьезно начинает рассказывать — прим. автора) В купе поезда сидит молодой человек в очках. Очень такой строгий и серьезный, что-то делает на компьютере. Входит в купе священник. Такой серьезный батюшка с окладистой бородой. Садится напротив, раскрывает свой баул, достает фляжку с коньяком, лимончик, предлагает молодому человеку выпить по рюмочке. Тот отказывается. Батюшка выпил, посидел и предлагает юноше сходить в вагон-ресторан, тот опять отказывается. Батюшка удаляется. Через некоторое время возвращается сытый и довольный и снова предлагает юноше сходить в соседнее купе к девочкам, с которыми он познакомился. Юноша опять отказывается. Священник ушел, спустя какое-то время вернулся. Молодой человек не выдержал и спрашивает: — Батюшка, может, я неправильно живу? — Ну почему же, сын мой, правильно, но зря.


На страницу Бориса Смолкина...


Интервью №2 Бориса Смолкина...

Интервью №3 Бориса Смолкина...

Фото Бориса Смолкина...


* * *