Аврора
Александр Анатольевич
Александр Домогаров
Александр Пряников
Александр Ревва
Алика Смехова
Анастасия Заворотнюк
Андрей Малахов
Антон Комолов
Антон Привольнов
Анфиса Чехова
Арчи
Борис Смолкин
Валдис Пельш
Гарик Мартиросян
Гарик Харламов
Дана Борисова
Дмитрий Нагиев
Дмитрий Назаров
Дмитрий Суховей
Дмитрий Харатьян
Екатерина Стриженова
Елена Ищеева
Елена Перова
Заза Наполи
Иван Ургант
Игорь Верник
Илона Броневицкая
Ирена Понарошку
Ксения Бородина
Ксения Собчак
Лариса Вербицкая
Леонид Якубович
Лера Кудрявцева
Липа
Лолита Милявская
Макс Данилов
Михаил Борисов
Михаил Галустян
Михаил Гребенщиков
Михаил Шац
Николай Фоменко
Оксана Федорова
Оскар Кучера
Отар Кушанашвили
Павел Воля
Сергей Зверев
Сергей Минаев
Сергей Светлаков
Татьяна Лазарева
Тимур Родригез
Тина Канделаки
Тутта Ларсен
Эвелина Бледанс
Юрий Аскаров
Яна Чурикова

Борис Смолкин


Борис Смолкин

Ведущий на праздник
Борис Смолкин
Участие в рекламных акциях
контакты:
тел. (495) 229-35-32
e-mail:

-
Проведение мероприятий -

* * *

Слушайте, вам ваш герой Константин еще не надоел? Столько лет вы неразлучны.

Борис Смолкин:
— Да нет, я к нему даже привык. Без него становится скучно.

— Он у вас как-то странно ухаживает за женщинами. Это вы сами придумали или сценаристы намудрили?

Борис Смолкин:
— Сценаристы, конечно. Сам я всегда изыскивал другие способы, но тоже приходилось вертеться: распускать павлиний хвост, шутить, острить, каламбурить. Я никогда не отличался внешними данными, поэтому приходилось брать другим...

Вы сильно из-за этого переживали?

Борис Смолкин:
— Когда в школе мимо меня проходил какой-нибудь аленделон, переживал. Может, и артистом захотел стать, чтобы как-то компенсировать внешнюю несостоятельность.

В новом сезоне ваш герой вместе с семейством прекрасной няни переехал на Рублевку. Вы бы хотели там жить?

Борис Смолкин:
— На мой взгляд, Рублевка — это символ благополучия и идиотизма. Хотя допускаю, что могу ошибаться: я ведь там никогда не жил. Но однажды я снимался в супербогатых апартаментах, и это меня совершенно не вдохновило. Стремления жить в подобной роскоши я за собой пока не наблюдал. Может, когда с возрастом начну впадать в слабоумие, тогда об этом и задумаюсь.

Вы неоднократно играли женщин — и Бабу-ягу, и маму невесты в спектакле по Мольеру. Кого из женщин «Моей прекрасной няни» вам хотелось бы сыграть?

Борис Смолкин:
— Разве что бабушку. Ее отстраненность от действительности, не всегда адекватное понимание реальности и периодическое полубезумие мне крайне близки.

Вам никогда не хотелось родиться женщиной?

Борис Смолкин:
— Родиться — нет. А пожить какое-то время в женском теле было бы любопытно. Только очень короткое, потому что, боюсь, продолжительное существование в нем повредило бы мою слабую психику. Я далеко не всегда понимаю женщин, хотя не думаю, что между мужским и женским существованием такая уж огромная разница. И потом, я так привык быть мужчиной (улыбается)!

А вы, оказывается, консерватор.

Борис Смолкин:
— Боюсь, что да. Особенно настороженно отношусь к экспериментам в искусстве. Иногда, посмотрев в театре что-то, выдаваемое за «смелый эксперимент», думаю, что люди, создавшие его, не изучив азов арифметики, начали сразу конструировать из дифференциалов и интегралов...

А вы знаете, о чем говорите, ведь по первой профессии вы программист...

Борис Смолкин:
— ...и по-прежнему трепетно отношусь к настоящей науке, хотя вокруг столько развелось всяких имитаций и лженаук.

Вы скептик?

Борис Смолкин:
— Скорее да, чем нет.

Многие актеры не любят слова «амплуа». Но вы себя сами окрестили Грустным клоуном...

Борис Смолкин:
— Амплуа гораздо четче, чем определения. Есть простак, резонер, герой-любовник — так, по крайней мере, всегда было в русском театре. Так что по большому счету я резонер. Хотя в театре временами из резонера превращался в комика.

А режиссеры кем вас чаще видят?

Борис Смолкин:
— Они видят меня Константином... Я ничего не имею против, но радуюсь, если кто-то видит что-то еще. Вообще мне повезло: я сыграл много ролей, о которых и мечтать не мог. И Труффальдино, и Расплюева...

И Наполеона! Кого-то еще из исторических личностей мы забыли?

Борис Смолкин:
— Пушкина. В свое время я долго ездил к Марлену Хуциеву на пробы, когда он собрался снимать кино про Александра Сергеевича. Мне выщипывали брови, надевали светлый парик... Да-да, у Хуциева была навязчивая идея, что Пушкин был блондином. К сожалению, этот проект так и не состоялся. Еще хотел сыграть Сирано и даже начинал «подпольно», сам с собой, репетировать. Но раньше все «исторические персонажи» были революционерами, я же на большевика походил мало. Однажды меня даже пробовали на роль Керенского. Я посмотрел пробы и сам удивился: если мои волосики сделать ежиком, действительно есть что-то общее.

Становясь старше, люди часто сетуют, что раньше все было лучше, вкуснее, ярче...

Борис Смолкин:
— Я тоже часто вспоминаю очень вкусные трубочки с кремом, которые продавались на Московском вокзале в Ленинграде. И мороженое за 15 копеек, «Сахарное» называлось. Помню петушки на палочках, пряники. Но это же естественно, что первое впечатление самое сильное, поэтому и кажется, что в детстве все было вкуснее. Может, предложи нам сегодня то же самое, в рот бы не взяли. Хотя пряники я до сих пор люблю.

А какую детскую мечту вам так и не удалось осуществить?

Борис Смолкин:
— Мне так и не купили игрушечную педальную машину! В нашем районе только у одного мальчика такая была, наверное, ее откуда-то привезли... И мы, мальчишки, с грустной завистью на эту игрушку смотрели... Но я не хочу сказать, что был обделен: у меня был самокат, сделанный из каких-то трубок, деревянная лошадь...

Вы вообще склонны к ностальгии?

Борис Смолкин:
— Только когда оказываюсь в кругу ровесников. В своей семье я окружен молодыми людьми, включая жену, поэтому стараюсь жить настоящим и иногда будущим.

 

На страницу Бориса Смолкина...

Интервью №1 Бориса Смолкина...

Интервью №3 Бориса Смолкина...

Фото Бориса Смолкина...


* * *