Аврора
Александр Анатольевич
Александр Домогаров
Александр Пряников
Александр Ревва
Алика Смехова
Анастасия Заворотнюк
Андрей Малахов
Антон Комолов
Антон Привольнов
Анфиса Чехова
Арчи
Борис Смолкин
Валдис Пельш
Гарик Мартиросян
Гарик Харламов
Дана Борисова
Дмитрий Нагиев
Дмитрий Назаров
Дмитрий Суховей
Дмитрий Харатьян
Екатерина Стриженова
Елена Ищеева
Елена Перова
Заза Наполи
Иван Ургант
Игорь Верник
Илона Броневицкая
Ирена Понарошку
Ксения Бородина
Ксения Собчак
Лариса Вербицкая
Леонид Якубович
Лера Кудрявцева
Липа
Лолита Милявская
Макс Данилов
Михаил Борисов
Михаил Галустян
Михаил Гребенщиков
Михаил Шац
Николай Фоменко
Оксана Федорова
Оскар Кучера
Отар Кушанашвили
Павел Воля
Сергей Зверев
Сергей Минаев
Сергей Светлаков
Татьяна Лазарева
Тимур Родригез
Тина Канделаки
Тутта Ларсен
Эвелина Бледанс
Юрий Аскаров
Яна Чурикова

Валдис Пельш

Валдис Пельш


Ведущий на праздник
Валдис Пельш
Участие в рекламных акциях
контакты:
тел. (495) 229-35-32
e-mail:

- Проведение мероприятий -

* * *

Ведущий популярной телевизионной программы «Угадай мелодию» Валдис Пельш съездил в Египет. Неделю нырял, загорал, пил кофе по- восточному, курил кальян. Жил в пятизвездочной гостинице и все себе позволял. «Вояж» попросил телеведущего отчитаться о поездке.

Валдис, по Москве поползли слухи: вы открываете собственное турагентство. Есть ли под слухами основания?

Валдис Пельш:
— Есть. Причем фирма «Джуманд-жи тур» уже на стадии оформления. Лучший способ избавиться от дракона — это завести своего собственного дракона, говорил Шварц. И я намерен последовать его совету. Еще не было в моей жизни поездки, которая полностью соответствовала бы моему представлению о том, как это должно быть. Всегда выпадают какие-то нюансы. Мы же намерены к каждому клиенту подходить индивидуально. Ёто не значит, что через нас будут ехать туристы-одиночки. Просто мы будем подбирать людей не по принципу, кто пришел — тому и продали, а по взаимному притяжению, что ли, чтобы они друг другу были приятны.

Какие «нюансы» вас особо раздражают?

Валдис Пельш:
— Особо — ничего. В основном по мелочи. В Турции, например, гид всеми возможными способами пытается затащить вас в пару-тройку магазинов, которые ему приплачивают. я понимаю его, но не понимаю, почему его не предупредили о том, что лично мне это не нужно, лично я этого не хочу. Вот такие вещи мы будем учитывать. Иногда подобные неувязки происходят по вине клиента. В Египте, например, где в остальном все совершенно великолепно, меня не совсем устроил график дайвинга. я привык к тому, чтобы с утра на катере уезжать к месту погружения, а потом, погрузившись, приезжать обратно в гостиницу. В роскошной, замечательной гостинице, где я жил, правила немного другие: ты весь день проводишь на катере, там обедаешь, там отдыхаешь. Причем в других гостиницах устроено все так, как мне нравится, и для того, чтобы все было хорошо, достаточно были заказать другую гостиницу. Сам виноват.

Чем бы вы занялись в перерыве между погружениями, если бы все было хорошо, — читали бы, валялись на постели?

Валдис Пельш:
— Может быть, читал, может быть, пошел бы в бар выпить чего-нибудь легкого. В любом случае в гостиничном номере я чувствовал бы себя комфортнее, чем в каюте.

Куда вы ездите зимой?

Валдис Пельш:
— В тот же Египет.

Там же холодно.

Валдис Пельш:
— Что вы, надо просто вместо трехмиллиметрового костюма взять семимиллиметровый.

я смотрю, вы уже профессионал.

Валдис Пельш:
— Да нет, просто в какой-то момент я понял, что часть оборудования — костюм, боты, ласты, маска — надо купить. Остальное — компенсатор плавучести, груз, компьютер — брать напрокат. На этом можно сильно сэкономить — до тридцати долларов в день.

Что для вас дайвинг — адреналин от сознания того, что вы такой плавучий, или все-таки зрелище, картинка?

Валдис Пельш:
— Сначала, конечно, адреналин. Первое погружение на тридцать метров — достаточно сильное испытание для человека. С десяти ты можешь выпрыгнуть на поверхность. С тридцати уже нет — может схватить кессонная болезнь. Дайвинг — это философия созерцания. В Египте у меня был инструктор — он не плавал, он медитировал. Ехал по течению в позе лотоса. В дайвинге есть несколько уровней: ныряльщик открытой воды, потом продвинутый, потом resque, инструктор и так далее. я сейчас на продвинутом этапе. На самом же деле все самое интересное происходит на десяти — пятнадцати метрах: там самое большое количество рыб, кораллов, мурен и прочей красотищи. Глубже — только что-то специфическое, допустим, рыба «наполеон»: чтобы ее увидеть, надо спуститься на двадцать — двадцать пять метров.

Мне показалось, что в Красном море достаточно по колено зайти — уже красиво.

Валдис Пельш:
— Типичная ошибка. Очень сложно объяснить человеку, который не ныряет, чем глубина лучше поверхности. С маской и трубкой ты обязательно чего-то не увидишь. Чтобы спокойно заплыть в грот, нужно две-три минуты, а отнюдь не все могут похвастаться таким запасом легких. Как любой другой спорт, связанный с техникой тела, дайвинг сугубо индивидуален.

Говорят, очень важно найти «свой» спорт в молодости. Дайвинг, кажется, вы нашли существенно позже.

Валдис Пельш:
— Дайвинг — да. А в юности была стрельба, которую из-за зрения пришлось забросить. Впрочем, не только из-за зрения — в какой-то момент мне стало неинтересно.

— В Египте вы курили кальян. Понравилось?

Валдис Пельш:
— Вы знаете, у всякой вещи должна быть своя философия. То, как курят кальян на Востоке, и то, как это делает Валдис Пельш, — это два разных процесса. Мы это делаем по-дилетантски. А у них вся жизнь проходит в кафе за кальяном под нарды.

Что вам заменяет кальян?

Валдис Пельш:
— Наверное, чашка хорошего кофе. Чтобы пить его не быстро, а с толком, с расстановкой. Ёто культура больших теплых городов, где кафе и улица — суть одно и то же. В Неаполе меня поразила тамошняя традиция: если ты пришел в кафе и у тебя есть деньги, ты заказываешь не одну, а три чашки кофе. Одну выпиваешь, а две «подвешиваются». Человек, денег по каким-то причинам не имеющий, может прийти и заказать себе кофе из «подвеса».

я так понимаю, вы помешаны на дайвинге, а всяческие музеи, развалины вас не интересуют.

Валдис Пельш:
— С музеями очень сложно. Музей — это место скопления людей. В любой музей, в Лувр, например, ты приходишь с четким пониманием того, что ты хочешь увидеть. В реальности же тебе приходится, как машине, протискиваться между людьми по давно проложенному маршруту. И, выйдя, ты понимаешь, что впечатление испорчено — ты не получил такого воздействия, какого ожидал. Национальный Каирский музей — приятное исключение из правила. Вот дверка, за ней — сокровища Тутанхамона. Достаточно войти — и ты весь в шоколаде и золоте. Главное — никого народу, не надо работать локтями. Чтобы попасть в галерею Уффици, надо отстоять четыре часа — ну куда это годится.


На страницу Валдиса Пельша...


Интервью №1 Валдиса Пельша...


Интервью №2 Валдиса Пельша...


Фото Валдиса Пельша...


* * *