Аврора
Александр Анатольевич
Александр Домогаров
Александр Пряников
Александр Ревва
Алика Смехова
Анастасия Заворотнюк
Андрей Малахов
Антон Комолов
Антон Привольнов
Анфиса Чехова
Арчи
Борис Смолкин
Валдис Пельш
Гарик Мартиросян
Гарик Харламов
Дана Борисова
Дмитрий Нагиев
Дмитрий Назаров
Дмитрий Суховей
Дмитрий Харатьян
Екатерина Стриженова
Елена Ищеева
Елена Перова
Заза Наполи
Иван Ургант
Игорь Верник
Илона Броневицкая
Ирена Понарошку
Ксения Бородина
Ксения Собчак
Лариса Вербицкая
Леонид Якубович
Лера Кудрявцева
Липа
Лолита Милявская
Макс Данилов
Михаил Борисов
Михаил Галустян
Михаил Гребенщиков
Михаил Шац
Николай Фоменко
Оксана Федорова
Оскар Кучера
Отар Кушанашвили
Павел Воля
Сергей Зверев
Сергей Минаев
Сергей Светлаков
Татьяна Лазарева
Тимур Родригез
Тина Канделаки
Тутта Ларсен
Эвелина Бледанс
Юрий Аскаров
Яна Чурикова

Екатерина Стриженова


Екатерина Стриженова

Ведущая на праздник
Екатерина Стриженова
Участие в рекламных акциях
контакты:
тел. (495) 229-35-32
e-mail:

-
Проведение мероприятий -

* * *

Папа Александр — кинорежиссер, маленькая Александра — будущая звезда кино и гимнастики, старшая дочь Анастасия — дизайнер и специалист по рекламе. А мама Екатерина раз в неделю желает всей стране доброго утра с экрана телевизора, снимается в кино и сериалах, да еще и играет в театре. “МК-Бульвар” застал госпожу Стриженову на работе и на курортном отдыхе со всей семьей.

Катя, в начале сентября исчезла из кадра вторая часть дуэта Стриженовых. Хочется спросить у жены: чем занимается муж?

Екатерина Стриженова:
— Мне он говорит, что работает над двумя новыми кинопроектами как режиссер. И хотя предложение о сотрудничестве мне пока не поступало, я этого очень жду и на всякий случай села на диету.

Подробности муж не рассказывает?

Екатерина Стриженова:
— Я, как жена, не расспрашиваю. Узнаю только то, во что меня посвящают. (Смеется.) Но по крайней мере он мне сказал, что даст возможность попробоваться на роль. Зато вот Александра у нас уже выучила свой текст. Для нее в одной картине написано сразу два эпизода, она уже готова работать и теперь все торопит папу: когда же съемки?

Вы с мужем уже работали вместе в его фильме “От 180 и выше”. Как режиссер он относился к вам строже, чем к другим актрисам?

Екатерина Стриженова:
— Намного строже, потому что Саша хотел, чтобы я выглядела хорошо не только в его глазах, но и в глазах окружающих. И сам поэтому очень нервничал, мне кажется. Знаете, когда я пришла на озвучивание и с первого раза не попала в свою первую реплику, я услышала в наушники: “Как ты можешь! Ты же профессионал! Девочки перед тобой могли сутками не попадать, а тебе непростительно!” То есть я еще и повода для крика в общем-то не дала, я впервые видела картинку… Это меня совершенно выбило из колеи, я не выдержала и сказала: “Если ты думаешь, что таким образом меня подбодрил, возьми другого человека”. Мы сделали минутный перерыв и продолжили работу. С другими людьми Саша всегда пытается найти слова, что-то объяснить, даже если у человека не получается. А в моем случае он считает, что мы должны понимать друг друга с полуслова. Тем не менее с ним очень интересно работать, он знает, чего хочет на площадке, а это самое главное для режиссера. Именно поэтому мне и хотелось бы поработать с ним еще раз.

Редко у кого из телеведущих есть возможность совмещать работу в театре и кино с телевидением. Вы сама себя кем больше считаете — телеведущей или актрисой?

Екатерина Стриженова:
— Впервые на телевидение я попала в пять лет — снималась в детских программах. Потом со временем стала сниматься в кино, играть в театре, потом меня пригласили вести одну программу, вторую, и в конце концов я оказалась ведущей “Доброго утра”. Но при этом всегда продолжала сниматься. Собственно, у меня и контракт такой: есть свой рабочий день — среда, которую я не отдаю ни театру, ни съемкам в кино. Так что мне сложно разделить себя на части: сегодня я больше это, а завтра — то. Мне очень интересна работа на телевидении — это часть моей жизни. У меня уже выработалась привычка: даже в отпуске я по вторникам не могу спать, потому что до часу ночи у меня работа. Мы же вещаем на много орбит. Работа на телевидении, кстати, дает возможность выбора и в актерских проектах. Ты не снимаешься во всем подряд, не вынуждена зарабатывать с помощью театра и ездить на гастроли с утра до ночи, чтобы прокормить семью.

Вы сказали, что опять сели на диету. Конечно, извиняюсь, Катя, но куда же еще?

Екатерина Стриженова:
— Есть куда. Есть еще запасы! (Смеется.)

Вы уже большой специалист в этом плане. В свое время худели на 17 кг после вторых родов, часто говорите о диетах в интервью. Любимая тема?

Екатерина Стриженова:
— Не любимая, скорее это тема, которая волнует многих женщин: как бы вкусно поесть и не поправиться? Я постоянно борюсь с лишним весом, а последние килограммы, которые видишь только ты, уходят очень медленно. Я пробую на себе все диеты, которые только есть, и уже могу выпускать книжку. Кстати, мне это уже предложили.

Какая диета оказалась для вас самая действенная?

Екатерина Стриженова:
— Самая действенная и правильная диета, которая берет корни от Монтиньяка и частично от Волкова, — совместимость продуктов. У меня есть такая таблица, и знание этих маленьких хитростей очень помогает. Нельзя ни в коем случае есть картошку с котлетами или мясом. Если тебе хочется мяса, съешь его с овощами. Если хочется картошки — испеки ее и съешь с соевым соусом. Если съел фрукты, то продукты из другой группы можешь есть только через два часа. Через неделю автоматически привыкаешь к такому режиму. Сейчас вся страна заболела кремлевской диетой — для меня она не вполне приемлема, поскольку там нужно отказываться от фруктов и молочных продуктов, которые я люблю. Недавно мы ездили с семьей на отдых во Францию — Ницца, Монте-Карло, Канн, — устроили себе французские каникулы. Я там ела овощи с рыбой, запивала все это вином и похудела за 17 дней на 7 кг. Но при этом я еще плавала и ходила по песку.

Этому вас, кажется, еще в ансамбле “Калинка” научили.

Екатерина Стриженова:
— Да, в детстве я занималась в хореографическом ансамбле “Калинка”, и когда мы ездили на гастроли, если гостиница была где-нибудь на берегу моря или речки, нас каждое утро отправляли бегать на зарядку по песку. Это было ужасно трудно. Помню, в Прибалтике мы бегали по побережью Финского залива. Бежишь по дорожке у леса, а там черники было много, присядешь где-нибудь у кустика, отстанешь. А система такая — если ты прибежал последним к месту сбора, то делаешь еще лишний круг. И надо было и чернички поесть, и успеть добежать так, чтобы не последним. Ну а здесь я просто быстро ходила вдоль моря — очень полезно.

Я еще читала про вашу любимую диету, где только сыр и вино.

Екатерина Стриженова:
— Да, это я рассказывала про голливудскую диету: три дня есть твердый сыр и пить сухое красное вино. Потом мне пришло письмо из цирка с жалобой, что артисты там все хором сели на эту диету. Но твердого сыра они почему-то не нашли, поэтому три дня пили вино. Я думаю, ребята просто расслабиться решили, но при этом все ссылались на мой совет. (Смеется.)

Вас же по телевизору показывают, каждое слово авторитетно.

Екатерина Стриженова:
— И от этого только повышается моя ответственность. Поэтому всю информацию, которую мне дают редакторы, я проверяю, чтобы не обмануть людей. Я, кстати, замечаю, что меня многие на улице узнают по голосу: люди реагируют на голос и оборачиваются. Вчера еду в такси, таксист говорит: “Как же вы похожи на Екатерину Стриженову. Только та в два раза больше, шире и старше”. Едем дальше. Он: “Нет, ну и голос же как у вас похож, наверное, это вы”. Я говорю: “Нет, не я”. Сегодня пришла на работу и говорю операторам: “Что ж вы меня так снимаете, что люди только по голосу меня узнают”. На самом деле экран же увеличивает, прибавляет до пяти сантиметров.

А что люди думают по поводу отсутствия мужа на экране? Раньше многие возмущались, что он вас перебивает.

Екатерина Стриженова:
— Теперь мне зрители говорят: “Мы не будем смотреть вашу программу, потому что там нет Саши”. Я отвечаю: “Ну вы понимаете, он же тоже человек. Вот закончит свои проекты и вернется”. Ведь раньше они вставали утром и обсуждали: сегодня Саша в этом пиджаке, а моя блузка — в цвет его галстука. А сегодня у Саши вид какой-то заспанный, видимо, вечером где-то погуляли. Но главное, мне сказали, что наша пара на экране была стереотипом стабильности, который выработался у людей: если мы в кадре вдвоем, значит, в стране все в порядке. И тут вдруг я стала появляться в программе одна. Одна газета тут же написала, что мы развелись, народ меня обнимал и плакал, и сочувствовал.

А вы что подумали, когда прочитали новости про себя?

Екатерина Стриженова:
— Мы в этот момент летели в самолете, возвращались из отпуска. Когда там начали разносить газеты, я хотела взять почитать, но Саша мне сказал: “Кать, давай еще один день без информации. Сегодня еще отдых, а завтра уже…” Потом нас командир корабля пригласил в кабину понаблюдать за полетом и говорит мне: “Мы вас так любим, и так жалко, что вы больше не работаете на Первом канале…” Я говорю: “В смысле?” И мне приносят мое интервью в газете, где я рассказываю, что прекращаю свою работу на телевидении. Интервью, которого я не давала. Честно скажу, я имела потом очень неприятный разговор со своим начальством. Мне пришлось оправдываться, что я не говорила этих слов. И я для себя решила: больше не буду сотрудничать с этим изданием. Потому что бывают слухи, разговоры, а здесь было просто вранье.

Вы вранье не прощаете?

Екатерина Стриженова:
— Мне кажется, за такие вещи нужно отвечать. Я тут, например, недавно выяснила, что в нашей команде на программе, оказывается, есть человек, который “сливает” в желтые издания информацию, которая обычно остается за кадром. Бывает, что пока гостям вешают микрофон, пока мы готовимся к эфиру, люди в разговоре со мной непосредственно делятся своими новостями. И когда у нас была в эфире Надежда Бабкина, они с Евгением Гором до команды “мотор!” рассказали мне о своей свадьбе, делились впечатлениями, как это происходило. И вдруг потом это все выходит в одной газете. Дальше на концерте подходит ко мне Евгений Гор и говорит: “Ну, Катерина, что же ты рассказала, что мы поженились…” Я говорю: “Женя, ты понимаешь, о чем ты меня сейчас спрашиваешь?” Подходит Надя Бабкина и говорит: “Катя, ну он-то молодой, но я же понимаю, что ты не могла этого сказать”.

Катя, в вашей семье все становятся звездами. Вы с мужем — звездная пара, ваша родная сестра — известный модельер Виктория Андреянова. Родители Саши…

Екатерина Стриженова:
— Ну Саша-то родился и вырос в семье народных артистов. Папа — народный артист Олег Александрович Стриженов, мама — Любовь Васильевна Стриженова, народная артистка. Помню, у него в интервью как-то спросили: “Александр, появление какой бы звезды вас сильно удивило? Открывается дверь, и входит…” Саша подумал и говорит: “Ну вот если бы вошел вдруг Станиславский…” Поэтому Саша — он и дома у нас звезда, и мы всячески поддерживаем его статус. Папа у нас всегда занимается великими делами, а наше женское окружение… так. Иногда бывает обидно. Особенно когда тебя спрашивают: “А отчего ты устала? Ну подумаешь, спектакль, съемки, гастроли. Ну и что?”

Как думаете, дочерей тоже не минует звездная участь?

Екатерина Стриженова:
— Настя у нас учится в Международном институте рекламы, она сейчас на втором курсе, ей 17 лет. Человек она целенаправленный, очень хороший, добрый, и слава богу, что она не посвятила свою жизнь искусству другому. Она закончила художественную школу «Старт» при Доме архитектора, всю жизнь рисовала, теперь работает над своими студенческими проектами и действительно делает это очень профессионально.

А младшая?

Екатерина Стриженова:
— Александра учится в школе олимпийского резерва у Ирины Винер, куда нас, прямо сказать, взяли по блату в три года, за что большое спасибо. Ей скоро пять, и, конечно, гимнастика научила ее дисциплине. Если дома она позволяет себе не слушать няню, что-то пропускать мимо ушей, то слово тренера для нее — закон. И вот такое хорошее стремление вперед, самодисциплина и желание быть первой у нее есть. Ирина Чащина подписала Александре книжку, и я увидела, как моя дочь по этой книжке делала дома упражнения: пока не сделает так, как правильно написано и показано на фотографии, не остановится.

То есть быть Александре звездой.

Екатерина Стриженова:
— Когда мы были в Канне, она увидела эту Аллею Звезд и все примеряла там свою руку. У нас бабушка очень переживает: “Что вы делаете с ребенком, к чему вы ее готовите?” А для нее это как само собой разумеющееся. Она уверена, что папа должен ее снимать в кино, роль выучила и ждет этого момента. А Настя, конечно, совсем лишена желания “влезть в кадр”. И иногда, когда нас ловят фотографы, она просто отходит в сторонку, типа: “Я не с вами”.

Насте через год исполнится 18 лет — вы в этом возрасте как раз вышли замуж. Что скажете, если дочь скоро познакомит с женихом?

Екатерина Стриженова:
— Я пока об этом даже не думаю. По ее мнению, достойных представителей нет. Это у Александры уже все расписано. Сначала ей нравился “Данира” (она вместо “л” говорит “р”, как и Саша в детстве), сейчас еще какой-то Коля появился. А у Насти планка очень завышена, и мне ее такое настроение не очень по душе. Потому что ей на фоне нашего папы все остальные кажутся “малоинтересными”. Кстати, я думаю, Настино замужество будет как раз болезненным вопросом для папы — как это отдать твое сокровище кому-то?.. Мне кажется, он будет, как Брюс Уиллис, который сказал, что будет стоять и встречать каждого жениха своих дочерей с бейсбольной битой.

А ваш собственный брак? Банальный вопрос, но что, по-вашему, помогает сохранить хорошие отношения в семье?

Екатерина Стриженова:
— Я могу только сказать — слава Богу. У нас же брак венчанный, и мы за неделю до свадьбы тайно венчались.

Так до официальной свадьбы же венчаться не разрешено?

Екатерина Стриженова:
— Не разрешено, но мы специально договаривались. Причем настоял на этом Саша, это была его затея. Он к штампу в паспорте относится так, формально, а вот когда мы обвенчались, он сказал: “Все, теперь ты от меня никуда не денешься”. Так что, конечно, все с божьей помощью, но и сами мы усилия к этому тоже прикладываем. Семейная жизнь невозможна без постоянного вклада в нее обоих супругов, ее нужно постоянно подпитывать. А через несколько лет любовь переходит в такое качество, когда просто невозможно существовать отдельно друг от друга. Я вот даже не знаю, с чем это можно сравнить. Тебе как бы воздух перекрывают, и становится невозможно дышать, когда ты расстаешься с человеком. Саша вот сейчас прилетел из Берлина, его не было всего три дня, но мы соскучились очень сильно. Важно, чтобы у обоих супругов была общая цель — это очень объединяет.

Но от конфликтов и ссор тоже никуда не денешься.

Екатерина Стриженова:
— Конечно! Мы тоже переживали разные моменты в жизни. Некоторые думают, что у нас такая благостная жизнь, вне проблем, вне конфликтов. Нет, проходим все этапы, как любая нормальная семья. Но здесь очень помогает изначальная психологическая установка. Я выходила замуж, думая, что делаю один раз и на всю жизнь. И когда возникают вопросы, ты их как-то решаешь, а не собираешь чемодан со словами: “Все, живите, как хотите, это не мои проблемы”. У нас так же возникают и какие-то бытовые вопросы, сложности с семейным бюджетом — как и у всех, то густо, то пусто. Просто главное — двигаться в одной упряжке. И ощущать, что рядом с тобой надежный человек. Когда Сашка рядом, у меня такое ощущение, что со мной ничего не может произойти. И знаете, очень приятно находиться в таком состоянии некой безответственности и защищенности одновременно.


На страницу Екатерины Стриженовой...


Интервью №1 Екатерины Стриженовой...

Интервью №2 Екатерины Стриженовой...

Фото Екатерины Стриженовой...
 

* * *